одной строкой

Радиоцентр в Некрасовке принимал сообщения лётчиков дальней авиации

Радиоцентр в Некрасовке принимал сообщения лётчиков дальней авиации Радиоцентр в Некрасовке принимал сообщения лётчиков дальней авиации

Каждый шестой житель Некрасовки, а точнее 116 человек, не вернулся с фронта в годы Великой Отечественной войны. В то время Некрасовка была небольшим посёлком работников Люберецких полей фильтрации (ЛПФ) с шестью сотнями жителей. Из них с фронта не вернулись 116. В первые послевоенные годы более двухсот фронтовиков умерли от ран и болезней.

– С первых дней войны в клубе имени Ильича (ныне Дом культуры «Заречье») работала призывная комиссия Ухтомского райвоенкомата, – рассказывает краевед и старожил Некрасовки Ольга Павловна Столярова. – Не было отбоя от добровольцев. Они вступали в истребительный батальон Ухтомского района, к которому мы тогда относились. Потом эта часть влилась в ополчение, и многие погибли в боях за Москву. В здании нашего клуба также разместился штаб автомоточасти №502, что стояла в лесу неподалёку. Помогать с ремонтом туда направили многих местных подростков, которые ещё не подлежали призыву, сообщает газета «Голос Некрасовки».

 

Инженерная смекалка

– Поля фильтрации бесперебойно работали всю войну, – рассказывает Ольга Павловна. – Много сил уходило на прочистку канав, по которым на поля поступали канализационные стоки (чтобы не заиливались). Когда в городе стало остро не хватать топлива, местный инженер Шишкин предложил делать брикеты из твёрдого осадка с наших полей с добавлением торфа. Горели они прекрасно, а делали их 15-16-летние подростки. Только в 1942 году Некрасовка дала столице 5400 тонн брикетов, что эквивалентно тысяче кубометров дров.

То, что оставалось на полях, не только хорошо горело, но и служило отличным удобрением. Поэтому ещё до войны ЛПФ славились богатым подсобным хозяйством с молочной фермой. В войну Некрасовка не только обеспечивала себя продуктами, но и сдавала овощи и мясо на фронт. Сотрудники ЛПФ жертвовали армии и часть личного урожая.

 

Самолёты или сено?

– В посёлке было три бомбоубежища, – рассказывает старожил. – Здание одного из них сохранилось (около дома 22 по улице 1-й Вольской). В центре, напротив клуба на крыше трёхэтажного дома стояли два спаренных пулемёта. А от «зажигалок» все чердаки засыпали песком. Однажды в октябре 41-го мощная бомба взорвалась в том месте, где теперь магазин «Атак» на улице Инициативной. Взрывной волной выбило окна во всех домах посёлка, и образовалась огромная воронка. Потом она заполнилась водой, и после войны мы ходили туда купаться. Рассказывали, что поблизости, на полях совхоза им. Моссовета, были сложены огромные скирды сена, которые с воздуха напоминали ангары для самолётов, поэтому немцы их и бомбили.

 

Связь с большой землёй

Рядом с посёлком находился секретный объект – радиоцентр, созданный еще в 1922 году. Его здания и сейчас стоят за домами 6 – 12 по улице 1-й Вольской.

– В войну работали из бомбоубежища, которое предоставило руководство ЛПФ, – рассказывает ветеран радиоцентра Вера Кузьминична Овчинникова. – За короткий срок его оборудовали дизельными установками, провели туда кабель и так далее. В первое время здесь принимали сообщения лётчиков дальней авиации, которые бомбили Берлин, а затем – донесения партизанских отрядов. Они передавали азбукой Морзе сообщения в эфир, а наши сотрудники принимали их и отсюда уже по воздушным линиям связи передавали в радиобюро. У нас было большое антенное поле, позволявшее осуществлять коротковолновую связь на огромной территории. Кстати, история радиоцентра отражена в музее школы №1366 (улица 1-я Вольская, 22, корпус 2).

 

Текст: Юрий Стародубов